Пляжный отдых на курортах мира, экскурсии по Казани и Татарстану

Универсиада 2013 в Казани

 

Основание города Уфа. Древнейшее прошлое территории города


Столица Республики Башкортостан, город Уфа занимает обширную территорию правобережья и частично левобережья среднего течения р. Белой в месте впадения в нее рек Уфы и Демы. В природногеографическом отношении этот район представлял большие удобства для заселения.

Полноводные реки, густые леса, плодородные речные террасы, необозримые пойменные луга с богатой растительностью являлись естественной основой успешного занятия как охотой и рыболовством, так и земледелием и скотоводством. Крутые обрывистые склоны правого берега Белой служили надежной защитой от нападения воинственных соседей. Благоприятные природные условия способствовали возникновению здесь первых поселений уже много тысяч лет назад, в эпоху древнекаменного века (палеолита). Люди тогда жили материнским родом. Основным занятием являлась коллективная охота на крупных зверей. Орудия труда изготовлялись из камня, а также из кости и дерева. Жилищами служили пещеры, а на открытых местах - землянки.
Полнее на территории Уфы и ее окрестностей представлен средиекаменный век (мезолит). От наших дней это время отдалено приблизительно на 17 - 7 тысяч лет. Стоянки людей эпохи мезолита известны на правом берегу р. Уфы напротив Дудкино, близ Затона у Миловка и на берегу старицы р. Белой около Романовки. Жители этих стоянок изготовляли из мелких кремневых пластинок ножи, наконечники стрел, резцы, скребки и т. д. Важнейшим изобретением человека эпохи мезолита были лук и стрелы, позволившие успешно охотиться на мелких животных.
Новокаменный век (неолит), охватывающий V - III тысячелетия до н. э., представлен на территории Уфы лишь несколькими фрагментами глиняной посуды, найденными на северной окраине города у бывшей деревни Новые Турбаслы (ныне входит в состав Орджоникидзевского района).
В эпоху бронзы (II - начало I тысячелетия до н. э.) в жизни первобытных племен происходят крупные изменения. Люди впервые научились использовать металл (медь и ее сплав - бронзу). Каменные орудия постепенно вытесняются более прочными и удобными бронзовыми. Охота и рыболовство отступают на второй план- основу хозяйственных занятий отныне составляют скотоводство и земледелие. Об этом свидетельствует замечательный клад, найденный в конце позапрошлого столетия около Миловки у озера Лазоревого. Здесь на глубине немногим более одного-метра лежали сложенные кучей шесть бронзовых серпов, бронзовые топор и долото-тесло. Серпы представляют собой широкие, слабо изогнутые пластины длиной около 30 сантиметров с крючком у основания для прикрепления к рукояти. Форма орудий, особенно серпов, позволяет датировать клад концом II тысячелетия до н. э.
Другим интересным памятником эпохи, бронзы является Демская стоянка, обнаруженная в 1934 г. у устья р. Демы в районе железнодорожного моста. Во время раскопок здесь были найдены кости домашних животных (лошади, коровы, свиньи), несколько изделий из бронзы и кости, а также большое количество керамики, богато украшенной насечками, ямками, оттисками гладкого и гребенчатого штампов, образующими узоры в виде зигзагов, горизонтальных елочек, флажков. Обитатели Демской стоянки занимались скотоводством и примитивным земледелием. Скотоводство и металлургия выдвинули на передний план мужчину- совершается переход от материнского рода к отцовскому.
Наибольшее количество археологических памятников, выявленных на территории Уфы, относится к эпохе железа, которая начинается с VIII - VII вв. до н. э. Изготовление и применение в хозяйстве железных орудий заметно повысило производительность труда, что дало возможность накапливать значительные богатства в руках отдельных семей и родов. Военные набеги для захвата богатств соседей становятся обычным явлением. Постоянная угроза нападений заставляет население сооружать свои поселения на высоких труднодоступных берегах рек, укреплять их валами и рвами.
Одно из таких укрепленных поселений, известное ныне под названием «Чертово городище», располагалось на крутом правом берегу р. Уфы на территории нынешнего санатория «Зеленая роща». С трех сторон площадка городища ограничена крутыми склонами, а со стороны поля защищена земляным валом, по верху которого шел деревянный частокол, и рвом длиной 97 метров. Высота вала в отдельных местах достигала 5 метров со дна рва. Сооружение городища относится к IV—III вв. до и. э. Во время раскопок здесь найдены костяные наконечники стрел, железный нож, обломки глиняных сосудов. За валом городища выявлен и частично раскопан могильник, в котором обнаружено много женских украшений (бронзовые шейные гривны, стеклянные бусы, браслеты, перстни, различные подвески, бляшки, накладки) и вооружения (остатки колчанов со стрелами, копья, ножи). Интересны бляхи - иакладки со стилизованными изображениями животных, выполненные с большим художественным вкусом.
«Чертово городище» - не единственное в окрестностях и на территории Уфы. На узкой высокой стрелке правого берега реки Уфы находится Усть-Уфимское городище. В 1967 г. на правом берегу р. Белой, там, где ныне высится памятник Салавату Юлаеву, обнаружены остатки укрепленного поселения в черте самого города. Мощные культурные наслоения, большое количество археологических находок свидетельствуют, что древние племена жили здесь не менее 3 - 4 столетий. На территории Уфы известны также десятки захоронений и несколько неукрепленных поселений эпохи железа, расположенных на низких речных терра-сах.
Остатки аналогичных поселений и могильников распространены на узкой прибрежной полосе правого берега р. Белой от Стерлитамака до Бирска. По сравнительно полно изученному городищу возле Благовещенска у озера Кара-абыз эти памятники объединены в так называемую кара-абызскую культуру. Ученые единодушно считают, что кара-абызцы принадлежали к древним финно-угорским племенам. Они вели оседлый образ жизни. Основу их хозяйства составляли скотоводство и земледелие. В стадах преобладали лошади и мелкий рогатый скот. Животные паслись на сочных пойменных лугах и лесных полянах. Для содержания скота в зимние месяцы производилась заготовка сена. Об этом говорит находка железного орудия, напоминающего косу-горбушу, на одном из городищ близ села Охлебинино Иглинского района. Обработка почвы под посевы производилась, очевидно, палками е костяными, бронзовыми или железными тесловидными наконечниками. Основными злаковыми культурами являлись полба и ячмень. Подсобным занятием населения были охота и рыболовство. В лесах водились лоси, олени, медведи, бобры, лисы, куницы и т. д.
Кара-абызские племена находились на стадии развитого родового строя. Выявленные городища, по всей вероятности, и служили укрепленными поселениями отдельных родов. Имущественное расслоение среди их насельников уже началось, но развивалось чрезвычайно медленно. Во всяком случае, изучение инвентаря могильников и городищ свидетельствует о сравнительно равноправном положении сородичей.
С III в. и. э. начинается эпоха «великого переселения народов», вызванная движением гуннских племен на запад. Этот процесс не обошел стороной и территорию Южного Приуралья. В конце IV - начале V вв. сюда продвинулась большая группа кочевых племен, скорее всего неоднородная в этническом отношении.
Они вступили в тесный контакт с местными оседлыми племенами бахмутинской (мазунинской) культуры, сменившей кара-абызскую.
Сохранилось много памятников, оставленных пришлыми племенами. Среди них наиболее полно исследован Ново-Турбаслинский курганный могильник. Раскопки могильника, насчитывавшего около 100 курганных насыпей, начались еще в конце XIX века. В 1957 - 1958 гг. исследования были продолжены. В раскопанных курганах находилось от 1 до 5 - 7 погребений. Захоронения совершены в узких глубоких ямах, иногда в изголовье вырыта небольшая ниша, куда ставили заупокойную пищу (сосуд, видимо, с какой-то жидкой пищей и конину). В тех могилах, где ниши не было, пищу клали прямо на дно возле головы или в ногах покойника. Умерших хоронили без гробов, клали на спину с вытянутыми руками и ногами, головой - к северу. Почти все погребения оказались ограбленными еще в древности. Но и сохранившийся немногочисленный инвентарь позволяет заключить, что могильник был довольно богат. Здесь найдены позолоченные серьги, поясные и обувные бронзовые пряжки и наконечники ремней, обложенные золотой фольгой, браслеты, бронзовые накладки поясов и т. д. Датируются курганы V—VII вв. н. э.
В прибрежной полосе правого берега р. Белой между авто и железнодорожным мостами в разное время выявлено более 10 пунктов, где найдено по одному или несколько погребений IV—VII вв. с богатым инвентарем (в районе бывшей Семинарской горы, у здания Башкирского государственного театра оперы и балета и в других местах). Во время раскопок было извлечено много бронзовых, серебряных, позолоченных и золотых украшений (пряжки, фибулы, серьги, перстни, браслеты, шейные гривны, колты, медальоны и т. д.), а также вооружение - мечи, ножи, копья, накладки луков.
В 1936 г. во время земляных работ во дворе Башкирского медицинского института (ул. Ленина, д. 3) было обнаружено 3 погребения: мужское, женское и детское. Женский скелет лежал на спине с вытянутыми конечностями, головой ориентирован на северо-восток. Расположение украшений в могиле позволяет в общих чертах представить костюм погребенной женщины. Ее одежда состояла из длинного шелкового платья и верхнего кафтана, опоясанного ремнем с золотым наконечником. На ней были длинные штаны и кожаная обувь, украшенная медными бляшками и застегивающаяся бронзовыми пряжками. В косу заплетен золотой колт, с обеих сторон головного убора прикреплены височные подвески в виде парных золотых медальонов, выполненных с большим искусством. Платье ниже воротника и, возможно, кафтан были застегнуты золотыми брошками. К поясу справа подвешено бронзовое зеркало. Вдоль левого бедра лежала ложка с длинной ручкой в костяной .оправе- и железный нож.
Мужское и детское погребения были почти полностью разрушены. В мужской могиле нашли остатки лука с костяными накладками, наконечники стрел, части железной кольчуги- в детской - шейную гривну, скрученную из бронзовой проволоки, обломки глиняного сосуда и медную пластинку. По мнению исследователя, эти погребения представляют семейное кладбище знатного лица, возможно, родоплеменного вождя, обладавшего значительным богатством.
Археологические данные свидетельствуют, что общественный строй и хозяйственная жизнь населения, обитавшего на территории Уфы, не претерпели коренных изменений по сравнению с предшествующим периодом. В связи с приходом кочевых племен увеличивается роль скотоводства, особенно коневодства. Об этом говорят находки рядом с могилами костей ног, черепа, хвоста лошади, что должно быть символизировало захоронение целого коня — спутника и помощника пастуха, воина, кочевника.
Усиливается имущественная дифференциация, что наглядно отражается в погребальном обряде и сопровождающем умершего вещевом материале. Наряду с «бедными», «средними» погребениями встречаются богатые захоронения с большим количеством золотых и серебряных изделий прекрасной ювелирной работы. Неравенство погребального обряда и инвентаря отражает, безусловно, неравноправное положение захороненных.
В VIII - X вв. в связи с активизацией в евразийских степях кочевого, преимущественно тюркоязычного населения, на территорию Южного Урала продвинулись значительные группы кочевников монголоидного облика. Курганные могильники этих племен широко представлены в южных и северо-восточных районах Башкортостана. Отдельные историки связывают эти памятники с ранними башкирами. Во всяком случае, для времени начала II тысячелетия н. э. уже с уверенностью можно говорить, что степные и лесостепные районы предгорий Южного Урала заселялись древне-башкирскими племенами.
Приход большой массы кочевников привел к глубоким изменениям в жизни населения центральных районов Башкирии. Часть местных племен вынуждена была уйти на запад или северо-запад- часть - поглощена пришельцами. Процесс ассимиляции местного населения проходил, вероятно, без крупных осложнений и столкновений, так как хозяйству аборигенов были присущи некоторые кочевнические элементы, в частности, преобладание скотоводства. В связи с кочевым образом жизни пришлого, древнебашкирского, населения приходит в «запустение» еще недавно густо заселенный район города Уфы. Это не означает, конечно, что Уфимский полуостров был совершенно необитаем. Широкие пойменные луга долины устьев рек Уфы и Демы являлись прекрасным летним пастбищем для скотоводов-кочевников. Не приходится сомневаться, что древнебашкирские племена, обосновавшись первоначально на Белебеевской возвышенности, уже в самом начале своего пребывания на Южном Урале достигали района Уфы, а может, и севернее. Возможно, к тем далеким временам относятся курганы у Александровки в северной части города. В одном из таких курганов в 1914 - 1916 гг. во время корчевания леса были найдены монеты, стремена, украшения сбруи. Подобный инвентарь характерен для курганных могильников VIII - X вв. южной и северо-восточной Башкирии, связываемых с тюркскими племенами.
В XI - XIII вв. левобережье р. Белой становится ареной постоянных передвижений многих тюркских племен, особенно в период монгольского нашествия. В XIV в. в бассейне р. Демы и в низовьях р. Уфы расселяется одно из самых крупных башкирских племен - племя мин. Ярким свидетельством прочной заселенности территории являются замечательные памятники древней архитектуры - мавзолеи Хусаин-бека и Тура-хана XIV-XV вв., расположенные в 60 километрах юго-западнее Уфы, близ железнодорожной станции Чишмы.
В XV в. после распада Золотой орды основная часть Башкирии, в том числе и территория племени мин, оказалась под властью Ногайской орды. Сохранилось немало свидетельств о пребывании ногайцев в окрестностях Уфы - шежере, предания, легенды и т. д. Таково, например, предание, записанное во второй половине XIX в. известным краеведом Р. Г. Игнатьевым, в котором говорится, что на крутом правом берегу р. Уфы, на месте «Чертова городища», находилась ставка ногайских ханов- «ханы жили на городище, а их подданные в нынешней Уфе, в гористой части нынешнего города и теперь называемой старым городом». На месте Уфы на 10 верст якобы простиралось кочевье.
Многие историки восприняли предание как реальный факт. Однако других доказательств пребывания ставки ногайских ханов на «Чертовом городище» пока не обнаружено. Едва ли на небольшой площади городища могла находиться резиденция могущественных ханов, а территория нынешней Уфы – быть их кочевьем. Скорее всего предание отражает, с одной стороны, реальность ногайского господства, а с другой, - наличие здесь древнего укрепления.