Пляжный отдых на курортах мира, экскурсии по Казани и Татарстану

Универсиада 2013 в Казани

 

Объединённые Арабские Эмираты - страна гастарбайтеров. Недельный тур, совершённый в декабре 2012 года


ОАЭ — это страна гастарбайтеров. На 8 млн. человек, постоянно проживающих в стране, коренных эмиратцев всего 800 000 !!!

14 декабря я улетаю в ОАЭ на неделю. Путёвка обошлась мне в 11 тысяч рублей ($370). Дёшево, не правда ли? Во-первых, декабрь — это не совсем сезон в ОАЭ, во-вторых, из-за снижения пассажиропотока в этот период по всем направлениям, многие туроператоры делают значительные скидки. В-третьих, все готовятся к Новогодним праздникам и не смеют тратить деньги на такие «глупости», как путешествие за границу, многих просто в это время не отпускают с работы. Ещё мы сэкономили на том, что согласились втроём заселиться в один номер, наша гостиница имеет три звезды (только завтраки) и расположена в Шардже, а не в Дубайе. Немаловажной причиной явилась круглая дата, которую я отмечаю января 2013 года, я решил сделать себе подарок. С собой я взял лишь $400, позволить большее не позволял бюджет. Мы — это я, Анатолий и Рустам. Анатолий, преподаватель физкультуры, примерно моего возраста, правда лет на пять старше. С ним нас свёл английский язык, который мы ходим изучать к американским миссионерам, вместе мы в прошлом году летали на Кубу. Рустам — молодой человек тридцати лет, работает на какую-то нефтегазовую компанию. Он едет за границу впервые в жизни.
А теперь я буду писать в прошедшем времени, потому как сегодня 23 декабря, позавчера, в так называемый «конец света» я вернулся на родину.


Самолёт «Уральских авиалиний» вылетел из Уфы ровно по расписанию в 5-50 утра. В парке Екатеринбургской компании 25 самолётов, все «Аэробусы». Мы летим на «А-320». Курс на Дубай, время в пути около пяти часов. Мне очень повезло, я оказался единственным пассажиром на три кресла в хвосте самолёта. После вкусного обеда, я положил куртку под голову и растянулся по всей длине кресел, правда, пришлось слегка поджать ноги. Хорошо, что летим российской авиакомпанией, наши всегда кормят, бюджетная компания из ОАЭ “Air Arabia”, которая также перевозит туристов из Уфы в Эмираты, имеет свои «минусы». Кормят только за дополнительную плату, в салон разрешают вносить не более 7 кг ручной клади, за перевес опять плати. Однако с арабами лететь экзотично.
После сна я немного посмотрел кино по компьютеру (заранее закачал интересные мне фильмы). Остроумные монологи Геннадия Хазанова смешили меня до слёз, и я с удовольствием проводил время в полёте. Затем заинтересовался пейзажем «лунного типа» под крылом самолёта. Мы пролетали над Ираном.
Облаков не было, с высоты 10 тысяч 500 метров хорошо всё просматривалось. Горы и пустыня выглядели абсолютно безжизненно, некоторые вершины покрыты снегом.
Объявили о том, что самолёт приступил к снижению, из иллюминатора виден Персидский залив и бороздящие его кораблики. Долетели до Аравийского полуострова, вот они Объединённые Арабские Эмираты.
Первое, что бросилось в глаза при снижении самолёта — это гладкий асфальт дорог в пустыне и многочисленные кольцевые перекрёстки и развязки типа «бабочка». Даже на выезде из малых населённых пунктов с десятком одноэтажных домов перекрёстки имеют кольцевое движение. Позже я понял, что ОАЭ — эта страна кольцевых перекрёстков.
Приземлились, за бортом +20 градусов, но пока ещё утро. Пограничник сканирует сетчатку глаз и ставит штамп въезда. Багажные бирки никто не сверяет, бери любой чемодан и уходи. В Индонезии, где я был летом, такой бы номер не прошёл.
В России мы купили путёвку у турооператора «Coral Travel”, здесь нас встречает местная компания Sunmar. Садимся в микроавтобус и едем в Шарджу, в отель Green House Resort, три звезды. Водитель, молодой высокий крепкий араб, оказался лихачём, ехал, на мой взгляд, слишком беспечно, чем немало напугал. Дороги, само собой идеальны, но машин много.
Ехали минут 30-40. На рисепшен сидела русскоязычная тётка с выражением на лице типа: «понаехали тут». Было такое чувство, что мы вселяемся в общежитие при заводе.
Но это оказалось не так. Наша двухэтажная вилла №1 имела просторные комнаты, в каждой был телевизор, холодильник и кондиционер. Как я уже говорил, мы взяли путёвку на троих в один номер, чтобы вышло дешевле. Однако нас ждал приятный сюрприз — нам выделили целые апартаменты с двумя отдельными комнатами, отдельной кухней и санузлом. В одной комнате было две кровати, в другой соответственно одна. По идее надо было бросить жребий, кому какое достанется место. Но от усталости эта мысль не пришла в голову, и как-то само собой вышло, что мне досталось место в комнате на двоих. К счастью, моим соседом оказался человек без вредных привычек и соблюдающий основные правила общежитя, меня всё устроило.
На завтрак мы уже не успели, надо где-то перекусить вне отеля. Неподалёку нашли кафе KFC (Kentucky Fried Chicken) и за 11 дирхам с человека (3 доллара) заказали себе по ножке и бёдрышку с хрустящей корочкой. В Уфе в KFC курица подаётся слишком пересолёная, я несколько раз пробовал. Другим здешним отличием, что касается fast food, является то, что заказываешь лишь основное блюдо, платить за картошку, соусы и напиток не нужно.
Тем временем столбик термометра поднялся до +27 градусов. Отель Green House находится у моря, правда, чтобы его достигнуть, нужно перейти через шоссе с напряжённым движением. В Арабских Эмиратах принято ездить на машинах, пешеходные переходы малочисленны.
На территории отеля два бассейна, один из которых с очень тёплой водой, по вечерам мы любили нежиться в её объятиях. Ближайший пляж для купания не предназначен, на билбордах (больших плакатах) написано, что купаться опасно — сильные подводные течения. До нормального пляжа нужно идти 15 минут, утром в 8-30 от гостиницы ходит бесплатный автобус, в полдень забирает с пляжа.
Мы пошли пешком. Пляж песчаный, но за его чистотой, похоже, мало следят. Есть места, засоренные окурками и прочим хламом. Море бледно зелёного или голубого цвета, видимо, из-за активных волн и песчаной взвеси. Море слегка штормит, но плавать можно, вода +22 градуса.
Сегодня в Арабских Эмиратах выходной, потому как пятница. По берегу гуляют люди, преимущественно мусульманского вероисповедания. Само собой, что ни о каком алкаголе не может быть и речи. Шарджа - самый строгий эмират в этом плане. Расположившись на песке возле пальм, арабы готовят барбекю, пьют чай или кофе, некоторые курят кальян.
Наша гостиница оказалась на границе с эмиратом Аджман, в нём знающие люди могут легко купить выпивку. К таковым относились почти все отдыхающие из России, проживавшие в отеле Грин Хаус.
Во второй день пребывания в ОАЭ за 40 долларов я купил обзорную шестичасовую экскурсию в составе группы по г. Дубай. Начиналась она в 14-00, до этого времени был на пляже.
Экскурсоводом была женщина средних лет с украинским акцентом и грубоватым прокуренным голосом. Рассказывала она неплохо, охотно отвечала на возникающие вопросы.
Оказывается, нефть добывается только в трёх эмиратах: Абу-Даби, Шарджа и Дубай, в связи с этим у них есть некое преимущество над остальными. Большая часть нефти выкачивается со дна моря, процентов пятнадцать на суше.
История Эмиратов начинается в 70-ых годах, до этого каждый эмират был сам по себе. Шарджа — самый «культурный» эмират, им правит шейх-учёный, доктор каких-то там наук, естественно, что правит на безальтернативной основе. Здесь все музеи, правительственные и казённые учереждения выстроены в виде дворцов. Эмират Абу-Даби с одноимённой столицей является самым богатым в плане запасов нефти и газа. Эмират Дубай, и прежде всего город Дубай, является основным центром туризма в Эмиратах, он, словно магнит, притягивает гигантское количество любителей всего самого-самого. В город среди пустыни завезли 50 млн пальм, которые ежедневно поливаются с помощью подведённых к ним шлангов, включающиеся с помощью компьютера в определённое время суток.

Дубай


ОАЭ — это страна гастарбайтеров. На 8 млн. человек, постоянно проживающих в стране, коренных эмиратцев всего 800 000 !!! У последних все самые высокооплачиваемые рабочие места. Немыслимые пособия по рождению (по слухам, 23 тысячи долларов - единовременное пособие за рождение ребёнка). Бесплатное образование, бесплатное медицинское обслуживание, почти бесплатное жильё (причём живёт коренное население отнюдь не в небоскрёбах hi-tech, а в роскошных одноэтажных виллах и котеджах). Минимальная пенсия по старости от 3 тысяч долларов в месяц, начальная заработная плата после окончания учебного заведения от трёх тысяч долларов в месяц. Имея такие блага, само собой, местным арабам никакой демократии не надо. Шейхи и их семьи правят пожизненно, критика в их адрес не допускается.
Совсем другая картина у гастарбайтеров. Они никогда в жизни не смогут получить гражданства ОАЭ и преимуществ с этим связанных, каждые 2-3 года им приходиться идти в миграционную службу и просить власти продлить их пребывание в стране. Главные диаспоры — это выходцы из Пакистана, Индии, Сирии и Филиппин, немало приехало из республик бывшего Советского Союза. Все в целом довольны жизнью, но копая глубже, понимаешь, только потому, что «дома» намного хуже.
В эмиратах очень строгие законы, неподкупная полиция и порядок — преступность, судя по всему, минимальна.
А пока что мы продолжаем движение на экскурсионном автобусе из Шарджи в Дубай. На дороге вялотекущая пробка. Экскурсовод сообщает нам о том, что в этой проблеме есть некая уловка. Дело в том, что жильё в Шардже намного дешевле, чем в Дубайе. Появись хорошая дорога, многие станут селиться в Шардже, что невыгодно дубайским домовладельцам. Все небоскрёбы, естественно, принадлежат шейхам, коренным эмиратцам либо, частично, представительсву той западной или иностранной компании, которая разрабатывала проект здания. Квартиры и офисы сдаются в аренду гастарбайтерам, а денежки опять текут в карман местных нуворишей.
Граница между эмиратами никак не обозначается, её хорошо знают таксисты. Если, скажем, вы поймали такси, зарегистрированное в Шардже, а вам нужно попасть в эмират Дубай, таксист при пересечении границы накинет на счётчик дополнительно 20 дирхам (6 долларов). Дело в том, что на обратном пути ему не разрешено брать пассажиров в Дубайе, в Шарджу он обязан вернуться порожняком, и только там вновь искать клиента.
Въезжаем в город Дубай (основан в 1833 г.). С 2009 года в мегаполисе функционируют две ветки метро (в большей степени наземное). Дневной билет стоит 16 дирхам (если в рублях, умножайте на 8,5), около пяти долларов. Поезд Дубайского метро движется без машиниста, всё автоматизировано.
Въезжая с восточной стороны из Шарджи, за веткой метро хорошо просматривается аэропорт города Дубай. Один из терминалов приспособлен на приём самого большого пассажирского самолёта в мире, двухэтажного «Аэробуса-380». Другой терминал принадлежит крупнейшей авиакомпании мира Emirates.
Недостаток в пресной воде в Эмиратах не ощущается. По словам экскурсовода, работают мощные опреснительные установки, перерабатывающие морскую воду. Для питья используются местные минеральные источники с пресной водой (хотя их и немного). В оазисах выращиваются манго, авокадо, апельсины, бананы, инжир и продукт №1 — финики.
Первый объект, где мы делаем остановку, это узкий залив, разделяющий город напополам. Так называемый Creek перпендикулярно врезается в сушу от Персидского залива. Вокруг него парки и небоскрёбы, красивая набережная, кораблики и кафе, искусственно высаженные пальмы.
Далее наш путь лежит к извесной на весь мир семизвёздочной гостинице «Бурж аль Араб» или попросту «Парусник». На фоне других небоскрёбов Дубайя здание кажется не таким уж грандиозным. Снимки получились не очень хорошими из-за того, что нас высадили с неудачной для обозрения стороны — за «парусником» солнце клонилось к закату и ослепляло объектив. Пока я фотографировал, на крышу гостиницы приземлился вертолёт. Стоимость проживания, по словам гида, от 3000 долларов в сутки, бронировать номер нужно за год вперёд.
Наш следующий объект - резиденция шейха Мухаммеда, ныне действующего правителя эмирата Дубай. Напротив резиденция его ближайшего родственника (поскромнее), который является министром обороны страны. Не знаю, почему всех туристов возят к воротам дворца шейха (правда, останавливаются метров за 100-200 до ворот). Там абсолютно ничего интересного. Ну, дорога, ну, ворота (за которыми дворца не видно) с двумя джипами охраны, ну, пальмы вокруг, среди которых ходят павлины (тогда бы уж лучше в зоопарк возили).
А вот насыпной остров «Пальм Джумейра» впечатлил куда больше. Если смотреть с высоты птичьего полёта, остров действительно напоминает пальму. Её «ствол» начинается от «материка» и перпендикулярно берегу уходит в глубь залива. Длинна «ствола» примерно 5 км, по середине идёт широкое шоссе, по обеим сторонам которого расположились высотные дома в стиле модерн. Пальма окружена дугообразным волнорезом, на излучине которого стоит отель «Атлантис». Чтобы достичь его, шоссе «ныряет» в длинный и глубокий тоннель, над которым находится море.
От «ствола» пальмы отходят «ветви», все они окружены морем, «ветки» застроены комфортабельными виллами для суперсостоятельных горожан местного происхождения. При въезде на ответвления стоит шлагбаум и будка с охранником, посторонним въезд и вход запрещён. Каждая вилла имеет свой выход к морю.
От «материка» по стволу к самой «вершине» пальмы можно добраться на поезде, который движется по монорельсу на магнитной подушке. Конечная остановка — потрясающий воображение своей архитектурой, отель «Атлантис» (построен в арабском стиле). Он успешно конкурирует со всемирно известным «Парусником» и поселиться там может не каждый.
В голову не лезет, сколько сил и средств было вложено в столь грандиозное сооружение, как искусственный остров «Пальма Джумейра» и воздвигнутая на нём инфраструктура.
Далее в нашей программе The Dubai Mall — самый крупный торгово-развлекательный центр в мире, расположенный в даунтауне (центре) Дубай. Рядом с ним находится самое высокое сооружение в мире «Бурдж Халифа» высотою в 828 м и количеством жилых этажей -163!
Во дворе мола искусственые озёра с гигантскими поющими фонтанами (включаются в 18-00 на 5-10 минут и далее через каждые полчаса), собирающими огромное количество туристов во время представления. В Дубай Мол можно увидеть аквариум длиной метров в пятьдесят и высотой с трёхэтажный дом. В нём огромное количество морской фауны, которой можно полюбоваться из тоннеля под аквариумом со стеклянными стенами и потолком. Впечатляет, конечно, но я предпочёл бы наблюдать за рыбами в дикой природе (как, например, я это делал в Египте, Тайланде и Малайзии).

Дубай


Вот, вобщем-то и вся обзорная экскурсия по Дубайю на сегодняшний день. «Ширком-бырком», но представление о городе она даёт, теперь можно ехать в Дубай самостоятельно, т. к. уже представляешь инфраструктуру города. Из-за небольшого количества дней, предстоящих провести в ОАЭ, я не стал покупать дорогой путеводитель Lonely Planet.
Так завершился второй день. Завтра мне предстоит поехать в пустыню, на так называемое «джип-сафари», путёвку на шестичасовую экскурсию за 50 долларов я купил в отеле у компании «Вояж».
Завтраки в отеле Грин Хаус оказались неплохими, но, к сожалению или к счастью, я не привык есть с утра, поэтому иногда пропускал их, а если ходил, то ел без особого аппетита. Отель на 90% заселён русскоязычными туристами в возрасте старше 40-50 лет с редким исключением.
Утро третьего дня я провёл на пляже, в три часа к отелю подъехал роскошный Land Cruiser GX V6, стоимостью порядка 100 000 долларов. Водитель пригласил меня и ещё двух туристов (молодая пара) на посадку. Мне досталось место рядом с водителем, т. к. я, единственный из пяти пассажиров, был без пары.
За рулём молодой чернявый парень, гастарбайтер из Бангладеша. Расплывшись в улыбке, он спросил, все ли готовы к путешествию, получив утвердительный ответ, тут же вдавил педаль газа в пол, давая понять пассажирам и машинам на шоссе, кто здесь «хозяин». По всему было видно, что он демонстрировал мощь своей, действительно, могучей машины.
В городе особо не разгонишься, поэтому резкое ускорение скоро переходило в резкое торможение, что не содействовало приятной езде. Но, видимо, иначе наш драйвер ездить не мог.
Выехали из города в направлении юга и вскоре очутились среди пустыни. Спустя час или полтора остановились рядом с технической станцией, где всем внедорожникам уменьшали давление в шинах для более уверенной езды по песчаным барханам (до сих пор ехали по шоссе). Здесь же находился сувенирный магазин с арабской тематикой.
Настало время джип-сафари. Честно говоря, я стал немного жалеть, что «подписался» на столь экстремальную экскурсию, т. к. не очень люблю искусственно создаваемый адреналин. Но пути назад нет, «умерла, так умерла». Я собрал волю в кулак, вцепился в дверную ручку и покорился судьбе.
Водитель, что есть мочи разгонял машину, взбирался на крутой и высокий бархан, притормаживал, делал паузу и лихо спускался вниз. Когда он делал это под прямым углом, ещё ничего. Самое неприятное чувство я испытывал, когда водитель гнал машину на бархан по боковой его части, с продольным креном в 45 градусов. Казалось, ещё чуть-чуть, и машина опрокинется на бок и покатиться кубарем.
Водитель мастерски владел рулём и умело переключал механическую коробку передач. Машину круто заносило, она то и дело шла юзом, оставляя за собой песчаное облако, которое иногда окутывало лобовое стекло, и водитель терял обзор. Я уже стал привыкать к резким рывкам, виражам и экстремальным заносам, однако в тайне души мечтал о том, чтобы всё это поскорей кончилось.
Где-то посреди сафари водитель остановил машину на вершине бархана и предложил выйти сфотографироваться. Среди пассажиров нашего экипажа была маленькая девочка лет шести. К моему удивлению, она не сильно испугалась. Когда было страшно на виражах, она лишь издавала смешной детский звук типа: «ой, ой, ой-ё-ё-ёй» и затихала.
Несмотря на необыкновенные технические характеристики японского внедорожника, мне всё же было жаль технику, т. к. эксплуатировалась она нещадно. Резкие рывки, торможения, прыжки, ямы и бугры явно сказывались на ходовой части. Но когда я вспоминал, что нахожусь в Арабских Эмиратах, где сосредоточено всё самое лучшее и дорогое в мире, я понимал, что вряд ли кто-то серьёзно расстроится из-за поломки. В случае чего купят новый внедорожник.
Затем нас привезли в некий «оазис», а точнее уединённое место в пустыне, огороженное деревянным забором. Здесь туристов ждали развлечения другого рода. Эту часть программы я бы исключил для себя, но деваться было некуда, по пустыне обратно в город пешком не пойдёшь.
За дополнительную плату можно было покататься на квадрацикле или на верблюде, купить спиртные или прохладительные напитки. Бесплатно чай, шаверма, выпечка с добавлением мяса (не очень вкусная). Можно сфотографироваться в национальном арабском одеянии, сделать временную татуировку, покурить кальян.
Всё вышеперечисленное меня мало интересовало. С наступлением темноты началось шоу: традиционный танец живота, мужской арабский танец с юбками, игра на национальных инструментах. Всё это я уже видел много раз в предыдущих путешествиях. Единственное, что грело душу — это «шведский стол» из салатов и барбекю. Предлагался шашлык на деревянной палочке, кебаб из баранины и жареные на решётке куриные ножки. Всё бы ничего, если бы не обилие специй и перца, которые заглушали вкус печёного мяса. Конечно, для такой оравы туристов (а собралось не менее ста человек) приготовить с душой не просто. Впрочем, есть было можно.
Поздно вечером мы вернулись в отель.
4-ый день.
Его я решил посвятить самостоятельной поездке в Дубай. На бесплатном шатл-басе при отеле я доехал до автостанции Шарджи. За 7 дирхам ($2) я купил билет на двухэтажный автобус до станции метро «Юнион» в Дубае. По неопытности сел в передней части автобуса, где мужчинам сидеть запрещено (только леди), меня вежливо попросили.
Из-за вышеупомянутой, почти постоянной, пробки между Шарджей и Дубаем автобус ехал час (без неё минут 20). От безделия меня спасал мой мини компьютер-нетбук, который всегда был со мной, либо блокнот, куда я записывал свои впечатления и размышления.
Я решил выйти на конечной остановке (Дейра), чтобы при возвращении было легче найти автостанцию и купить билет в обратную сторону. Но весь народ почему-то поспешил на выход именно у ст. метро Юнион, я засуетился и тоже поспешил к выходу. Увы, на подлокотнике моего сиденья в конце автобуса осталась висеть моя любимая и, в прямом смысле, дорогая толстовка (кофта с капюшоном и молнией от шеи до пояса) фирмы Quicksilver. Но об этом я вспомнил только тогда, когда очутился в кондиционированном помещении.
Я вошёл на станцию метро и купил так называемый day ticket (на весь день) за $4. Еду до станции Emirates Mall. Мол известен тем, что в этом торговом центре есть искусственная горнолыжная трасса. После осмотра вновь сажусь в метро и еду до станции Dubai Marina. В этом районе на приколе стоят роскошные яхты, а вокруг небоскрёбы самых причудливых форм. Более всего меня изумила высотка с «выкрученным» основанием. Если представить, что небоскрёб вылеплен из пластилина, то его как бы скрутили по всей оси и получилось нечто вроде сверла, но лучше посмотреть фото.
Здесь в заливе, где швартуются яхты, довольно красиво — много уютных кафе, владельцы катеров предлагают романтические прогулки вдоль побережья мегаполиса.
На том же метро еду в «Дубай Мол». Через лобовое стекло первого вагона, если ехать со стороны ст. «Дубай Марина» в центр, открывается великолепный обзор основных высотных зданий. В поезде есть вагон повышенной комфортности («золотая зона»), если окажетесь в нём с обычным билетом, вас могут оштрафовать на 100 долларов.
От станции «Дубай Мол» до самого торгового центра нужно идти пешком по довольно мудрёному маршруту, лучше воспользоваться услугами шатл-баса, который курсирет между станцией и молом. Я так и поступил.
Вновь восхищаюсь башней «Бурж Халифа», теперь уже при дневном свете и без спешки. Чтобы поднятся на 124 этаж, где расположена смотровая площадка, нужно записываться заранее (как минимум, за двое суток) и платить 100 дирхам (около 30 долларов).
Прогуливаясь по молу, я забрёл в бутик под названием Сhristian Audigier. Там я увидел толстовку моей мечты, и было то, словно соль на рану. Описывать её не имеет смысла, да и не каждому, может быть, по душе мой вкус. Увы, её стоимость была мне не по карману в тот момент. Будь у меня возможность взять кредит с двойной переплатой, я бы, наверняка, отважился на заём. Толстовка стоила $300, в моём кошельке оставалось, примерно, 200. Звонить домой и просить деньги, у меня не поднялась рука. Едва не «со слезами на глазах» я вышел из бутика. «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапываются и не крадут” (Матф.6:19-20, Нагорная проповедь Иисуса Христа), - уговаривал я сам себя. Надо же встретить такую красоту именно в тот день, когда я потерял любимую толстовку.
Закончился ещё один день моего пребывания в необычной богатой и непростой стране под названием ОАЭ. Вернулся в отель в районе 21-00.

День 5-ый, пожалуй, самый насыщенный и интересный. Сегодня мне предстоит посетить горные эмираты Фуджейра и Рас-эль-Хайма, а также совершить прогулку на кораблике в соседнее государство Оман по водам Оманского залива Индийского океана. (Цена экскурсии $100).
Оман, Провинция Мусандам


Рано утром к отелю подъехал микроавтобус «Тойота», в котором уже находилось 8 туристов. Мне опять досталось хорошее место с видом через лобовое стекло и недалеко от экскурсовода. Им оказался молодой человек по имени Тарэк, гастарбайтер из Ливии, где сейчас бушует гражданская война. Он учился в Москве и довольно сносно говорил по-русски. Кроме того, он немало лет прожил в ОАЭ и хорошо был осведомлён о жизни в Эмиратах.
Поехали.
В стране абсолютная монархия. Правит кучка шейхов, которая передаёт власть только членам своей семьи. Шейхи очень любят свой народ, все арабы, законно рождённые на территории Эмиратов от коренных эмиратцев, имеют пожизненное право на материальное и социальное благополучие, благо, на них работает более 7 миллионов гастарбайтеров. Мало того, любой иностранец, решивший открыть своё дело в ОАЭ, обязан выплачивать очень большой процент от прибыли в пользу местного населения.
В Эмиратах высокооплачиваемая полиция, которая бдительно следит за порядком в стране. Наказания строгие, но справедливые. Всё это я передаю со слов гида.
В случае ДТП патруль приезжает быстро. Тем не менее, водители машин, попавших в аварию, обязаны освободить шоссе и съехать на обочину. И уже потом доказывать, кто прав, кто виноват. Лгать не принято в Эмиратах, всё держится на доверии. Видеорегистраторы здесь не в почёте.
Скоростной режим строго соблюдается. Через каждые четыре км установлены радары, имеются также лазерные переносные радарные точки, невидимые для водителей. Ограничение скорости на трассе для легковых автомашин где-то 120, где-то 140 км в час, я не заметил, чтобы кто-то нарушал.
Вновь едем по пустыне, наш путь лежит на северо-восток страны, вскоре начались безлесые горы.
Микроавтобус остановился у придорожного рынка, где нас, как и других туристов, атаковали полчища назойливых продавцов сувениров, ковров и фруктов. Это было очень неприятно и неожиданно, т. к. в ОАЭ навязчивость не принята. К примеру, во время нахождения на пляже, вас никто не будет донимать продажей всякой ерунды, что мало вероятно в какой-либо иной стране, включая Черноморское побережье России.
На рынке я лишь купил полукилограммовую упаковку фиников за $0,3 в пересчёте с дирхам.
За горами нас ждал Индийский океан, а точнее Оманский залив, который соединяется с Персидским посредством Ормузского пролива. Пересекаем границу между ОАЭ и Оманом, прохождение формальное, никаких печатей, просто показываем паспорта с Эмиратской визой.
У ОАЭ, Омана, Катара, Бахрейна, Йемена, Иордании и Саудовской Аравии имеется соглашение, по которому жители этих государств могут без проблем пересекать границу. Самый высокий уровень жизни в ОАЭ, Катаре и Бахрейне. Далее по убывающей: Оман, Саудовская Аравия, Иордания, Йемен. Самый дешёвый бензин в Саудовской Аравии, в Эмиратах 1 литр стоит пол доллара, в Омане четверть доллара. Самые строгие мусульманские ограничения в Саудовской Аравии и Йемене, там, к примеру, нельзя женщине управлять автомобилем.
Ещё, отметил гид, важным является то, что все вышеперечисленные страны находятся в той или иной степени под военной защитой трёх мировых держав (США, Великобритания и Франция), в Катаре находится крупная американская военная база. Естественно, что за «крышу» надо платить, благо, что на Аравийском полуострове полно нефти. К тому же, руководства названных арабских государств оказывают моральную поддержку Западу в том случае, если его точка зрения не совпадает с политикой того или иного исламского государства. Так было в случае с Ираком, Египтом, Ливией, Сирией, Ираном и т. д.
Проехав пограничный шлагбаум, мы оказались в небольшом рыбацком городке, в порту которого нас ждал деревянный двухпалубный кораблик, полы которого были устланы коврами и подушками в восточном стиле. Экипаж — два человека: капитан и матрос, оба выходцы из Индии. На борту в свободной раздаче кофе, печенье, бананы и яблоки. В районе двух часов дня нас ожидает корабельный обед.
Развалиться на коврах и подушках в столь душевной и романтической обстановке — одно удовольствие. Море спокойное, погода солнечная, виды замечательные, закуска на столе — всех пассажиров охватила приятная истома. Корабль вышел из гавани. С одной стороны безжизненные скалистые горы, с другой стороны бескрайний океан. Плыли час или полтора.
Эта часть султанатства Оман (провинция Мусандам) славится своими удивительными пейзажами на морском побережье, узкие бухты здесь напоминают норвежские фьорды.
В конце пути нас ожидала красивая лагуна или залив, отрезанный от открытого моря узким морским проходом между скалами. Корабль встал на рейд, а за нами прибыла моторная лодка, чтобы доставить к берегу. Нам дали полтора часа свободного времени для купания и отдыха на пляже лагуны.
Вода здесь в отличие от Персидского залива более тёплая и прозрачная. Обустройство пляжа, видимо, только начинается — идут строительные работы. По песку приходиться ходить осторожно из-за обилия острых ракушек и мёртвых кораллов. Вид с пляжа на лагуну напоминает тот, что показывали в фильме «Пляж» с Леонардо ди Каприо. Однако по красоте горных пейзажев здешний уступает тому, что снят на острове Пхи-Пхи в Тайланде.
По берегу прогуливался ослик. Он был таким добрым и симпатичным, что вызывал восторг всех туристов, которых, впрочем, было немного. Как и всем животным, от людей ему требовалось только угощение. У меня в рюкзаке нашлось яблоко и ножик. Я стал нарезать кусочки и кормить ослика с руки. Он аккуратно съедал кусочек за кусочком, позволяя при этом всем желающим гладить себя и теребить за длинные уши.
Когда яблоко кончилось, ослик расстроился и продолжал ходить за мной по пятам. Хорошо, что прибыла лодка, и нам объявили, пора на обед. Я не накупался и спросил гида, можно ли ещё понежиться в море и поплавать рядом с корабликом, который стоял на якоре. Возражений не было, разве что стоит учитывать глубину в четыре метра.
На боку судна находилась лестница, по которой можно было выбраться из воды. Я решил прыгнуть в море с борта и скоро очутился в морской стихии. Завидуя, за мной последовали другие туристы, обед откладывался. Купание с корабля — совсем другое ощущение, несравнимое с тем, когда заходишь в воду с пляжа. Море такое нежное тёплое и обволакивающее, что выходить неохота.
Обед состоял из риса, картофеля, вермишели, свежего овощного салата, тушёных овощей, жареных кусочков курицы и напитков, по типу «шведский стол». Все соусы и подливы были слишком остры на мой вкус. Курица была съедобной, но также чересчур сдобренная специями. Купание и свежий морской воздух разогрели аппетит, а полученные впечатления от природы затмили собой недостатки местной кухни.
Пора отправляться в обратный путь. Оказывается, в нашей программе ещё и рыбалка. Мы вышли в открытое море, где была довольно ощутимая качка. Желающим раздали катушки с леской, грузилами и крючками, на которые были нанизаны кусочки свежих сардин. Глубина под килем 40 метров. Крючки с наживкой нужно «стравливать» с катушки на дно и время от времени подёргивать.
Я не рыбак, и мне вскоре надоел процесс. Вслед за мной от «бесполезной» затеи стали отказываться и другие туристы. Однако, поймать рыбу оказалось возможно. Наш экскурсовод Тарэк почувствоал на крючке добычу и стал быстро вытягивать леску.
Через пару минут все любовались большой рыбиной, которую удалось поймать гиду. Последний был счастлив. «Сегодня у меня вкусный ужин», - заключил он.
Этот факт подзадорил остальных рыбаков, и они с рвением и надеждой продолжили рыбалку. Однако, больше поклёвок не было. Одна из пассажирок на борту оказалась чувствительна к «морской болезни». Я видел, что на ней « лица нет», но она едва ли отваживалась роптать.
Когда прозвучал вопрос — едем домой или продолжаем рыбачить, я однозначно высказался за возвращение на сушу. Любители рыбалки пытались возражать, но я устыдил их за то, что они не хотят замечать, как мучается человек от непомерной качки. Те вынуждены были согласиться.
Обратный путь превратился в горячий диспут между мною, пассажирами и экскурсоводом. Гид-сириец вновь начал петь диферамбы «добрым, мудрым и великодушным» шейхам, мол, они такие хорошие, так заботятся о процветании местных жителей. Я же про себя думал, что всё это процветание в большей степени зиждется на крупных запасах нефти, привлечении западных инвестиций и технологий, а самое главное, на труде 8 миллионов гастарбайтеров из стран «третьего мира», которым и не снилось благополучие коренных эмиратцев и, которые вынуждены здесь «горбатиться» на «белую кость» и получать менее квалифицированные рабочие места, потому что у них на родине ещё хуже.
Мне надоела вся эта ахинея про то, как хорошо жить, когда на тебя работают люди второго сорта. Мне надоело выслушивать то, что, на мой взгляд, является «философией раба». Вышло как-то само собой, что я решил «поставить оратора» на место.
Во1-ых, а это самое главное, в Эмиратах нет выборов, а значит нет демократии. Услышав эти слова, мой оппонент погровел и чуть не лопнул от злости. «Никакая демократия не сравнится с великими и мудрыми шейхами», - воскликнул он.
Когда я напомнил ему, какая пропасть лежит между местными эмиратцами и гастарбайтерами в плане социального обеспечения, единственное, что нашлось в ответ, мол, «они приехали сами, по своей воле и довольны теперь...»
Не буду скрывать, что не все в автобусе разделяли мою точку зрения, наоборот, встали на сторону сирийца. Их аргумент был в том что, мол, у нас в России есть и выборы, и демократия однако вон что творится...
Когда я сказал, что существует демократия и видимость демократии (что и наблюдается отчасти в России), и что на сегодняшний день лучше подлинной демократии в мире ничего не придумали — этот довод не был воспринят, вместо этого был предложен лозунг: «Долой демократию! Да здравствуют, шейхи!» Несмотря на серьёзность беседы, ситуация в автобусе показалась мне немного комичной. Я понимал, что плетью обух не перешибёшь, но мне было смешно и больно от того, как люди готовы «встать на колени», ради того, чтобы каждый день у них «во рту был толстый кусок колбасы».
Атмосфера в машине всё более накалялась, но я продолжал настаивать на том, что наш гид, хотя и хорошо образованный и знающий человек (ровно, как и те, кто его поддерживают), проповедует «философию раба».
А тем временем автобус подъезжал к моему отелю. Несмотря на разногласия, я поблагодарил пассажиров за компанию и дискуссию, наверное, обрадовав их своим уходом, пожелал им наедине поразмыслить над тем, что есть истинность человеческого счастья и свободы человека.
Больше всего мною остался недовольным гид, вернее моей точкой зрения. Да и я ему даже до свидания не сказал.
Так закончилась эта довольно увлекательная и позновательная экскурсия. Я ещё раз с грустью для себя понял, как легко из добропорядочных граждан сделать «аморфное стадо». (Неплохая короткая статья про политическую и экономическую ситуацию в Эмиратах здесь: http://www.itogi.ru/archive/2006/51/30103.html).
На ужин я заказал в кафе кебаб из баранины с овощами, поел от души и пошёл в номер. Перед сном включил компьютер, надел наушники и стал смотреть кино (я это делал каждый день перед сном).
Чудный американский фильм Стэнли Крамера «Оклахома, как она есть», о диком капитализме в США на рубеже XIX—XX веков в американском штате Оклахома во времена нефтяного бума.
Фильм «Премия» по одноимённой пьесе, великого, на мой взгляд, Александра Гельмана. Кому-то будет смешно, но фильм очень правдивый и очень точно передаёт эпоху 70-ых годов в СССР. Кино не про любовь, в данном случае производственная тема — строительство. Я бы сравнил его с фильмом «И это всё о нём» по одноимённой книге Виля Липатова (и там, и там в главной роли Евгений Леонов).
Немалое удовольствие доставил фильм Сиднея Поллака «Тутси» - здесь и про любовь, и про работу, и про человеческие отношения, в фильме полно юмора.
Наступил 6-ой день.
Я решил съездить в столицу ОАЭ — город Абу-Даби. Там меня заинтересовала одна из самых крупных и роскошных мечетей в исламском мире — мечеть шейха Заеда (или Зайда).
На автобусе от Шарджи туда можно добраться за 2-2,5 часа, стоимость проезда, примерно, $7.
На подъезде к столице справа можно увидеть остров Яса, на котором расположился всемирно известный Ferrari World. Там проводятся гонки Формулы-1, там имеется грандиозный парк развлечений, по типу Universal Studio на острове Сентоза в Сингапуре.
Вход 250 дирхам (60 долларов), дорого, конечно, но оно того стоит. Особенно понравиться тем, кто любит гонки, скорость, технику и всё экстремальное. Я к этому типу людей себя не отношу, поэтому не планировал туда попасть. Мой сосед по номеру, к примеру, очень стремился увидеть Ferrari World и был абсолютно счастлив, когда посетил его. Там есть американские горки, где развивается скорость 240 км в час, многочисленные симуляторы болидов (гоночных автомобилей), можно буквально погрузиться в увеличенное чрево гоночного мотора Ferrari и совершить по нему экскурсию и т. д. и т. п. Рустам (сосед) взахлёб рассказывал о своих впечатлениях, там он провёл весь день.
Войдя в здание автовокзала в Абу-Даби, я увидел россиян и поспешил к ним узнать, как на городском автобусе можно добраться до знаменитой мечети. Они знали только номер автобуса, но как его найти, понятия не имели. Спросить не могли, т. к. не владели английским.
Я направился к стойке кассира, там объяснили, что нужно садиться на автобус зелёного цвета. Таковой как раз отъезжал от остановки. На мой взмах руки водитель притормозил — я и две женщины лет шестидесяти (пенсионерки из Челябинска) побежали на посадку.
Они были рады, что встретили соотечественника, говорящего по-английски. Из-за незнания языка им уже раз пришлось уехать в другой конец города (в Дубайе) так, что обратно пришлось возвращаться на такси за немалые деньги.
Минут через 30-40 мы прибыли на место. Мечеть издали поражает своей роскошью и помпезностью. Мы приехали рановато, общий доступ начинается в 13-00, а на часах 12-15.
Обходим всю мечеть кругом. Я далёк от религиозных предрассудков, однако нельзя не отдать должное архитектурному величию и красоте сооружения.
Для входа внутрь женщинам-немусульманкам нужно надевать абайю (её выдают) - длинное традиционное арабское женское платье с рукавами чёрного цвета, само собой покрыть голову.
Мечеть шейха Заеда (президент Эмиратов Заед умер в 2004 году, сейчас правит его сын Халиф) сложена из белого мрамора, входит в шестёрку самых больших и значимых мечетей мира. Внутри висят грандиозные люстры, сделанные по специальному заказу в Германии, украшенные сусальным золотом и кристаллами Сваровски (Австрия). Ковёр, разостланный на полу, является самым большим в мире ковром, изготовлен в Иране.
Больше ничего особенного мне увидеть в Абу-Даби не довелось. Выделить 70 долларов на организованную экскурсию от турфирмы по экономическим соображениям я не мог себе позволить (вернее мог, но выбрал другие экскурсии). Поэтому я и пенсионерки сели в маршрутный автобус №32, который почти час катал нас по всему городу (до конечной «Марина Мол»). Всё, что мы посмотрели, это виды из окна. Сказать честно, после Дубайя архитектура Абу-Даби оставалась как бы в тени. Зная, что именно надо посетить в столице, имея в наличии достаточно свободного времени, уверен, в Абу-Даби есть на что посмотреть.
Последний день в рамках нашего тура в Эмираты, последний день перед «концом света».
Пол дня провёл на берегу Персидского залива. Погода выдалась необыкновенно жаркой. Моё лицо и плечи слегка обгорели, т. к. нега солнца склонила меня ко сну.
Во второй половине дня я вышел из отеля и направился пешком в центр Шарджи. Шёл по набережной. Затем решил снять обувь и босиком прогуляться вдоль кромки моря по песку.
Я заходил в многочисленные магазины, подыскивая подходящие недорогие сувениры для родственников и друзей. В Уфе минус 29 градусов, а я брожу по улицам, где столбик термометра показывает плюс 27. Вокруг супердорогие машины-внедорожники, из которых выглядывают лоснящиеся физиономии «локалов» (местных эмиратцев), одетых в белоснежную национальную одежду «гандуру», в «арафатке» и с чёрными кольцами на голове. Наверняка и у них есть свои проблемы, глядя на них понимаешь, что в мире всё относительно.
В одном из «гифт шопов» (магазине подарков) меня намеренно или случайно обсчитали на кассе на один дирхам (8 рублей). Я заметил это и не поленился возмутиться. Когда дирхам вернули без извинений, я устыдил гастарбайтера, впрочем, с того, как с гуся вода.
В общей сложности я прошёл пешком более трёх часов, ноги гудели, и я мечтал поскорей добраться до такси. Через двадцать минут, уплатив 20 дирхам за проезд (5,5 доллара), я был в номере своего отеля. Все таксисты, в основном, выходцы из Пакистана или Индии, 90% парка машин — Toyota Camry. Водители в галстуках и белых рубашках, всегда включается счётчик, чаевых не вымогают, сдачу выдают точно (не сдают только филсы (копейки), на этом, видимо, и ограничивается их «левый» доход).
На следующий день рано утром нас забирают из отеля. На завтрак мы не успеваем. Мои товарищи по апартаментам сообщили, что, якобы, нам положен вместо завтрака сухой паёк, который мы должны получить сегодня. Сам бы я вряд ли стал его просить, но мои друзья убедили меня, раз положено, надо получать. Распорядитель столовой не стал отпираться и сказал, что через полчаса принесёт нам в номер. Однако, ни через полчаса, ни через час обещанное исполнено не было. Теперь уже из принципа мы вновь направились в столовую, которая уже закрывалась, да и нам сегодня нужно пораньше лечь спать. Араб-гастарбайтер велел нам подождать ещё минут десять, но опять безрезультатно. Я уже готов был наорать на него, но увидел, как его подчинённый несёт пакеты с едой. Так «с боем» в мирное время мы добывали себе «хлеб насущный».
Наш самолёт улетает в 9 утра. В 5-30 за нами подъехал микроавтобус. У всех было приподнятое настроение, т. к. возвращаться домой, даже из отпуска, всегда приятно. Однако, настроение было испорчено нерадивым гастарбайтером, служащим отеля, который не досчитал одно полотенце в нашем номере. Мне минут десять пришлось ему объяснять, что одно полотенце лежит на полу перед ванной, чтобы не поскользнуться после приёма душа. Он настаивал на том, что полотенце для пола идёт отдельно. Потрепав изрядно нервы, наконец отстал, вполне вероятно, что служащий просто напросто вымогал у нас дирхамы.
«Конец света», видимо, отложили на вторую половину дня, т. к. солнце взошло, как обычно. Но ещё большая неприятность ожидала нас в аэропорту.
К стойкам регистрации вышел служащий, российский представитель, и сообщил пассажирам уфимского рейса, что самолёт задерживается, как минимум, на 6-8 часов из-за того, что в Уфе минус 31. Самолёт простоял на морозе 12 часов, и теперь у него проблемы с включением некоторых систем. Звучало, конечно, смешно для начала 21-го века, но деваться было некуда. Мы поросили его, в любом случае, дать нам возможность зарегистрироваться, сдать багаж и пройти в зону duty free. Тот не сразу согласился и велел подождать ещё час. К нашему недоумению самолёт из Челябинска, где температура воздуха почти такая же, как в Уфе, успешно долетел до Дубайя и ждал пассажиров в обратный рейс. Довольные «челябинцы» ехидно махали нам ручкой по пути на регистрацию.
Вот здесь и пригодился «сухой паёк». Вчера я «сидел» на диете, кроме воды, фруктов и орехов ничего не пил и не ел. В пайке была курица с варёным картофелем и овощи.
Через час нас всё же зарегестрировали, мало того, сообщили о том, что мы можем получить бесплатный обед в Макдональдсе, предъявив посадочный талон. Последние события уже относились к «хорошим новостям».
В зоне duty free на табло я увидел что наш рейс задержан до 14-00, на часах 9-00. Скучать мне не пришлось. Обед в Макдональдсе, прогулка по многочисленным магазинам и бутикам, чашечка кофе, написание рассказа и просмотр фильмов позволили замечательно скоротать время. Я думал, что задержка будет продлена, какова же была моя радость, когда я увидел на табло слово boarding (идёт посадка). Один из моих спутников по неопытности не удосужился выяснить обстановку и отправился спать на ковре за сиденьями, ладно, я увидел, иначе он мог бы проспать самолёт.
Нас запустили в «накопитель» перед входом в телескопический трап, но на борт не запускали. Через стекло по раскраске я узнал наш долгожданный «Аэробус-320» Уральскиих авиалиний, которому всё же удалось вырваться из плена тридцатиградусного мороза в аэропорту города Уфы.
Пять часов полёта пролетели быстро, на регистрации я попросил тот же 23 ряд (на нём я сидел, летя в Эмираты) у иллюминатора. Не прогадал, опять кроме меня на три места ни одного пассажира — можно спать, вытянуть ноги, разложить вещи. Некоторое время во время полёта наблюдалась значительная турбулентность, 21-го декабря она воспринималась особенно неприятно.
На последнем автобусе ровно в полночь я выехал из аэропорта «УФА» в сторону дома. «Конец света» отменяется, живём дальше...

Олег Тарыгин