Пляжный отдых на курортах мира, экскурсии по Казани и Татарстану

Универсиада 2013 в Казани

 

Атышские кругосветки


Один мудрец сказал: "-Чтобы долго жить - надо смотреть на горящий костер, бегущую воду и красивых женщин"-.- А если делать только третье? - спросили его. - Если не делать первых двух, то третье вам ни к чему, - ответил мудрец.

Если верить этой притче, то где, как не на природе, в кругу семьи и близких тебе людей, можно восторгаться и любоваться всеми тремя составляющими частями жизни? Не секрет, что эликсиром долголетия человека является активное движение. Где еще, как не на природе, это наиболее осуществимо!
Поэтому, в зависимости от ваших интересов и возраста, мы предлагаем вам совершить увлекательное путешествие к водопаду Атыш - жемчужине в короне водопадов Южного Урала!
В погожее утро травы седеют от обильной росы. В кожистых ладошках подорожника собирается росяная купель. Лучи солнца греют ее. И вот она, уже легким, едва уловимым облачком, поднимается в рассветную высь. Пробирается сквозь листву трав и кустарников, умывает их а затем покидает поляну, предоставившую вам уютный ночлег.
Вершины гор, которые совсем недавно вязли в густом месиве тумана и скрывались в нем вместе с вершинами деревьев, стали обретать четкие формы.
Человек всегда учился пониманию красоты в университете природы, познавая ее тайны, облагораживая в ней свою душу и обогащая свои чувства. Но эта, кажущаяся вечно непоколебимой красота, претерпела за последние годы значительные изменения. Касается это и красавца-водопада Атыш.
Безграничный океан загадок скрывают леса, покрывающие речную долину реки Лемезы, в правом притоке которой расположен водопад.
Несмотря на разнообразие и уникальность каждого водопада, географы всего мира делят их лишь на два типа: йосемитский и катаракта, что в переводе с греческого и означает "водопад".
В основу классификации водопадов положены два показателя: высота падения водного потока с уступа и его ширина. Если ширина падающего потока воды больше его высоты, то эти водопады относят к типу "катаракта". Для простоты запоминания их называют "ниагарским", как наиболее знакомым названием со школьной скамьи. В другом случае их называют йосимитскими.
Второй тип водопадов получил свое название от каскада водопадов, находящихся на реке Йосемити-Крик, протекающей в одноименном национальном парке Сьерра-Невада в США. У этих водопадов высота падения потока воды с уступа значительно превышает его ширину.
По принятой классификации водопадов, мы самостоятельно можем определить предмет нашего туристского вожделения - водопад Атыш. Высота уступа, с которого низвергается его поток, равна 4,1м. Ширина весеннего, наиболее мощного и широкого потока, зажатого стенами одноименной пещеры, составляет 6 метров. Следовательно, его следует отнести к ниагарскому типу.
Все имеет свое начало. Началу постоянных исследований водопада Атыш положил случай. В 1964 году мы с моим другом и учителем туризма Леонидом Алексеевичем Лушниковым по заданию Центрального Совета по туризму и экскурсиям проводили Всесоюзный семинар. На нем мы готовили инструкторов водного туризма и руководителей сложных спортивных походов. Долго выбирали реку, которая бы подходила для совершенствования их туристского мастерства. Остановились на Лемезе. Решили усложнить маршрут и идти на байдарках вверх по ее течению до Лемезинских порогов. Так и сделали, положив начало первой водной «тройке» на реках Ю.Урала.
К деревушке Березняки, некогда стоявшей на левом берегу Лемезы в 7-8 километрах ниже по течению от устья р. Атыш, мы подошли к вечеру.
За кружкой чая, после баньки, устроенной нами по случаю дневки, мы познакомились с местным жителем, пришедшим к нам на огонек. Это был добрый, словоохотливый старик башкир, уроженец здешних мест. Слово за слово и разговор коснулся водопада. Пожалуй, его отношение к нему как к живому существу, побудило во мне желание воочию увидеть его т.к. о нем мы знали лишь понаслышке. Но оказалось, что лошадку старичка взял сын, который уехал по своим делам в соседнюю деревню. Идти же пешком с нами по бездорожью – силы не те, сокрушался старик. По молодости там не раз бывал – охотничал, но точно указать на карте место водопада он не мог. Лишь сказал, что до него час иль чуть больше езды на лошади, да добавил, что находится он в густой уреме правого берега Лемезы. Вот и весь ориентир. Попробуй, найди! Поблагодарили мы старика, угостили чем могли и наутро пошли. Расчет наш был прост. Мы молоды и сильны, думали, что по скорости движения лошади не уступим, да и пойдем налегке. Действительно - молодо-зелено! Как бы ни так! Кто бы мог предполагать, что нас ждет не дорога, а ее подобие – сплошные буераки, осклизлые спуски и такие же подъемы. Завалы из рухнувших поперек тропы могучих деревьев. Самым же главным препятствием было отсутствие стопорного ориентира, за который обычно не следует заходить.
Если профессор А.И.Олли в тридцатые годы исследовал подземный водопад, называемый в народе Атыш-Сумган, что означает по-русски Атыш нырнул, и шел к нему верхней дорогой, соединяющей деревни Искушта, Кысык и Верхняя Лемеза (Турухман), то сейчас мы продирались низом, речной пойме, выискивая наиболее удобный путь на береговом крутосклоне Лемезы. А здесь кроме охотников да, заброшенных по рабочим делам геологов и сплавщиков леса, других людей не бывало.
«Час и чуть больше», отведенный нам стариком-башкиром в качестве временного ориентира, истек. Мы же все еще не могли выйти в расширенную часть реки Лемеза, хотя по имеющейся у нас карте, именно на ней должен был находиться водопад. Вот тогда-то мы и поняли, что лошадка-то ходче нас. Одним словом поплутали мы изрядно.
В лесном деле я не дилетант, как-никак за спиной лесохозяйственный факультет вуза, и лес знаю не понаслышке, но такого густого чернолесья, сплетенного космами лиан хмеля, да еще скрученного понизу плетьми ежевичника, я никогда не встречал. Усугубляли продвижение по уремному чернолесью «костры» из бревен и дров, в те времена ежегодно заносимых в пойму во время их весеннего молевого сплава. Как в сказке о «Шурале», вставали они на нашем пути, заставляя делать лишние обходы или с трудом перелазить через них.
Я не писатель, поэтому удел лирического описания, открывшегося нам чуда природы – их удел, но впечатления туриста, как обычного человека-созерцателя, остались у меня и поныне.
Шум падающего потока воды не был слышен. Возможно, этому мешал треск ломающихся под ногами сучьев, шум листвы и ветки деревьев, хлещущих по капюшону штормовки. Но, пожалуй, главным было то, что часто мы, несмотря на предвкушение предстоящей встречи, просто не были готовы к ней. Прежде чем услышать шум водопада, мы почувствовали его присутствие в возникшей разряженности крон деревьев, а в них проблески небесной синевы.
Картина, представшая перед нами, была чудная. Матовая голубизна, казалось бездонного озера, обрамлялась кронами смешанного леса. В их зелень ярко-оранжевыми и бледно-розовыми мазками красок вкрапливались цветущие растения – татарское мыло и шиповник, росшие у самой кромки озера. Высокие пихты и пихточки - подростки источали земляничный аромат. Нескончаемый поток воды падал вниз из чрева пещеры, взбивал в озере пенистые волны и те, нескончаемой рябью, бежали к его берегам и успокаивались там, в прибрежных зарослях. Лишь на восточном берегу озера они неустанно бились в каменистую осыпь, круто уходящую вверх, в сторону зева пещеры.
На склоне горы, над ее черными глазницами пещер, ветер шевелил прошлогодние высохшие травы и невысокие кроны чилиги. На отвесных, уходящих в озеро, скалах высвечивались оранжевые пятна накипных лишайников. На самом пороге водопада поражал воображение мох, изумрудно-зеленым цветом покрывающий верхнюю его ступень.
Гармония падающей воды, дрожащее своей рябью озеро, приникшая к его прохладе листва растений и взметнувшиеся ввысь скалы, создавали картину сказочности, нереальности. Вот такая ярко-радостная картина и осталась в моей памяти по сей день.
После той памятной встречи прошли десятки лет и все это время я, как географ, биолог и эколог, посвятил изучению таинств образования водопада и прилегающей к нему местности.
После той памятной встречи прошли десятки лет и все это время я, как географ, посвятил изучению таинств водопада и прилегающей к нему местности.
О разнообразии водопадов мира и их классификации уже было достаточно сказано вначале книги. О процессах, происходящих в горе Яш–кузташ, под воздействием каких сил природы это происходит, мы и постараемся рассказать вам.
Название горы Яш-кузташ с башкирского языка на русский можно перевести как «Молодой камень слез». Подсказали мне ее перевод в Академии Наук РБ, во время подготовки моей публикации в журнале «Вестник» о результатах моих исследований рекреационной зоны водопада Атыш. Сложена гора древними светлыми известняками нижнего карбона. Здесь, в долине реки Лемеза, найдены несколько месторождений полиметаллических, свинцовых и железных руд. Поиску их способствовали народные названия ручьев – притоков этой реки – «Кургашлы», что означает «свинцовая». По преданию местных башкир на этих притоках их отцы и деды тайно от правительства лили пули для своих ружей. А им по указу царя с 1736 года было запрещено иметь свои кузницы и во избежание восстания приобретать оружие в других краях. Название же этой горы, как нельзя лучше, показывает образность народного языка. Наверняка и с горой Яш - кузташ связана не одна народная легенда, но пока что нам не удалось ее обнаружить.
Если пройти вдоль подошвы горы Яш–кузташ километра 2-2,5 в восточном направлении, а затем подняться на север, вверх по раздолу между отрогов, то через километр пути можно выйти в верхнюю, слегка выровненную часть водораздела. Здесь и находятся поноры – места, в которых исчезают воды ручьев Атыш, Агуй и Караташ, также других, более мелких. Расстояние между местами исчезновения ручьев Атыш и Агуй небольшое – 1,5 км. Там ручьи соединяются и устремляются вниз по тектонической трещине, прорезая тело горы сверху донизу, а выйдя на свободу, образуют водопад Атыш, а слово это на башкирском языке означает «выстрел».
Пришедшим к нему полюбоваться его величием и своеобразием, наверняка будет интересно познакомиться со скрытыми тайнами его образования и той работой, которую без устали, ежечасно, на протяжении многих столетий и даже тысячелетий совершала и совершает вода, проникшая в нее по трещине сверху.
Мы предлагаем вам удобней расположиться на берегу озера в тени уцелевших пихт и совершить вместе с нами путешествие к тайнам горы Яш–кузташ. Пожалуй, экскурсию в прошлое этих мест можно начать по-разному. Мы же совершим ее, опираясь на достоверные сведения, которые собирались мною, а затем и другими исследователями, годами. Полученные нами знания складывались вместе по крохам, зачастую без ведома друг от друга.
И так, перед нами зев пещеры, из которой беспрестанным потоком льются струи воды.
Всмотритесь внимательно в склон горы. Вертикальной, замшелой стеной уходит он в поднебесье от поверхности небольшого озера в западной части пола Атышской пещеры. Непрестанно пополняется оно водой, поступающей сюда, откуда-то снизу, по трещинам - понорам, а затем низвергается вниз с четырех метрового уступа, образуя у подошвы, новое, так называемое, озеро-воклюз. А ведь было время, когда водопад был совсем иным – более мощным и высоким. Воды его падали вниз иначе, используя не только этот – основной путь, но и другие. Один из потоков устремлялся на восток - туда, где сейчас находится основной вход в Атышскую пещеру. Здесь он низвергался вниз с высоты 8 -10 метров, Именно он, веками направляя свои струи по восточной части расщелины в горе, превратил ее в полость пещеры. Оставил на ее стенах и сводах свои отметины – выщербленные и отполированные углубления кары.
Вода нашла и другие, меньшие по размерам каналы, расположенные в южной стене пещеры, обращенной в сторону озера своей замшелой стороной. Но, как видно, силы ее были уже на исходе и она успела образовать в ней лишь несколько, в настоящее время хорошо видимых ,«окон» - бывших водовыводящих каналов -отверстий, через которые устремлялись водопадные струи.
Вернемся к основной, действующей части водопада. Что же происходило здесь тысячелетия назад?
Прикиньте «на глазок» высоту северо-западной части Атышской пещеры – левой, если смотреть на него со стороны озера. Во-первых, как-то не вяжется здесь понятие пещеры. И все из-за того, что вместо привычного потолка, присущего этому виду карстовой полости, здесь мы обнаруживаем наоборот – его отсутствие. Не удивляйтесь, несколько тысячелетий тому назад он существовал.
Я помню свою радость, когда я, тогда еще молодой географ, рассказал о своих исследованиях Атыша маститым ученым Башгосуниверситета. Сообщения касались и тех, о которых идет речь и сейчас
- Куда девался потолок пещеры? Почему сама пещера разделена надвое уступом и как он образовался? Что ждет водопад в дальнейшем? По каким причинам происходит заболачивание поймы реки Лемеза, прилегающей к горе Яш – кузташ? Уверен ли я в том, что кроме Атышской и Сифонной пещеры существуют и ряд других, своим происхождением, обязанным водам ручьев, образующим водопад? Были и другие вопросы, касающиеся животного и растительного мира, а также прилегающей территории. И это лишь небольшая часть вопросов, на решение которых ушли годы, начиная с 1964. А ответы искались и подтверждались следующим образом.
В трех с половиной километрах от водопада Атыш на северо-восток находится подземный водопад Атыш-Сумган. Исследованием его в настоящее время его занимается спелео-геоморфолог Ю.В.Соколов.
Как уже говорилось, образуется этот подземный водопад водами слившихся ручьев Атыш и Агуй, исчезающих в провале, так называемом поноре, - тектонической трещине образованной в горе Яш–кузташ. Эта трещина, наполненная водой, уходит вниз к ее подошвенной части, а весной переполняется талыми водами, которые несут в себе частицы песка, гальки, мелкие камушки – так называемый твердый сток. Вся эта смесь, словно водяной жернов или водяное абразивное сверло, начинает вращаться в трещине, проникая в нее все ниже и ниже . Разрушает по пути «дно» и стенки, превращая трещину в карстовый канал, уходящий наклонно к подножью горы.
В это время, когда столб воды наиболее велик и, следовательно, тяжел, он давит не только вниз, но и на боковые стенки. Вода под неимоверным давлением начинает искать себе новые выходы, используя встреченные боковые трещины различного происхождения. Они, со временем расширяясь, превращаются в полости пещер. И длится это тысячелетиями. Так формировалось большинство полостей пещер, расположенных в известняковом массиве горы Яш–кузташ.
Эту версию, выдвинутую мной в 1969 году, со временем подтвердили независимо друг от друга ряд уфимских спелеологов, изучавших этот карстовый район и нашедших здесь ряд пещер. Фамилии спелеологов приведены нами в схемах их расположения в горе.
Одна из них это схема-версия, предложенная мною в 1969 году после найденных мною пещер Сифонная и Заповедная. Вторая – результат научных исследований и проведенных топосъемок , осуществленных в последнее десятилетие Ю.В.Соколовым. Расхождение в схемах имеются, но они не значительные. Сама идея расположения в горе Яш–кузташ пещерных полостей, расположенных на разных высотах оказалась верной. Но вернемся вновь к Атышской пещере.
Вода, проделав по тектонической трещине многокилометровый путь, была остановлена каменной перемычкой, сложенной крепкими древними известняками, слагающими подошвенную часть горы Яш–кузташ. Там она стала искать выходы и, найдя трещины, устремилась вверх, образуя вертикальные потоки. Одновременно с этим, она внизу, в своем подземелье, у перемычки, образовала подземное озеро, расширяя для этого перед стенкой полость – накопитель. Одну, наиболее широкую трещину, идущую вверх и, имеющую выход в верхней части южного склона горы, она стала интенсивно разрушать. Разрушение трещины шло сразу в двух направлениях: в восточном - где нынешний вход в Атышскую пещеру и в западном – где струится сейчас водопад. В то время западная ступень водопада имела высоту, считая от уровня воды озера-воклюз, не менее 15-18 метров. Об этом свидетельствует северная, освещенная дневным светом, стена пещеры. Она вертикально уходит ввысь и имеет все доказательства разрушительной силы бушевавших здесь водных потоков. Южная стена пещеры, обращенная к озеру-воклюзу, стала разрушаться низвергающимся через нее водным потоком, которая как - бы «съедала» его, понижая высоту водопада. Этому процессу способствовали и естественные природные силы: дождь, ветер, смена температур и другие явления. После того, как наиболее высокая западная ступень водопада снизилась, до уровня способного пропускать через себя основной существующий поток воды, восточная часть пещеры, переставшая пропускать через себя второй поток воды, стала сухой и высокой. Таким образом, и образовалась на полу пещеры ступень метровой высоты – память о некогда бурной жизни пещеры, для объяснения образования которой ушли годы. Ступень эта и поныне разрушается весенними водами, но особенно механическим путем – множеством ног туристов, пришедшим познакомиться с водопадом. Этот процесс отчетливо виден по бывшей некогда острой, ребристой грани уступа, а в настоящее время сглаженной ногами посетителями.
Я долгое время искал ответ на вопрос – почему на полу, ниже ступени в северной части стены Атышской пещеры находится углубление, похожее на водобойный котел? Искал я его пять лет. Какое-то чутье заставило меня забраться на невысокую скальную стенку над этим углублением, покрытую остриями кальцитовых отложений. Каким же было мое удивление, когда я обнаружил, что за ней кроется неширокий ход, который, буквально через пару метров, уходил в северном направлении, вглубь горы. Пол пещеры был покрыт водой, доходящей почти до колен. Ход был невысоким – около полутора метров. Ширина его едва достигала метра. На потолке пещеры луч фонаря высветил небольшой купол, и рядом нишу, расположенную в западной части пещеры. В этом месте высота пещеры позволила мне встать во весь рост. Ощущая какое - то беспокойство я невольно осветил пол пещеры, лишенной каких - то бы ни было осадков, и высветил там два темных, овальной формы пятна – это были сифоны. По ним снизу вверх, из подземного озера-накопителя, устремляются весенние воды. Когда была измерена их глубина, то оказалось, что она достигает шести метров. Сама же пещера понижала свой свод, образуя низкое, заполненное водой расширение, уходящее вглубь горы. Теперь стало ясно, как образовался в полу Атышской пещеры водобойный колодец и какое участие в его формировании имеет найденная пещера, которую я назвал Сифонной.
Познакомимся поближе с красавцем озером, дающим в любую жару живительную прохладу. Это озеро-воклюз, т.е. озеро, представляющее собой родник с большим расходом /дебитом/ воды. Таких озер в Башкортостане немало. Самым величественным и одним из крупнейших в мире является Красный Ключ, расположенный в Нуримановском районе РБ.
Происхождение и жизнь Атышского озера - воклюза, необычно, удивительно и своеобразно. На разгадку его образования, питания и формирования у меня ушло несколько лет. Питание его тройное. Одно видимое и осязаемое осуществляется за счет падающей воды из чрева Атышской пещеры. Второе - поступление ее со дна озера. А третье скрыто от людских глаз и находится в невидимом чреве подземного озера-накопителя, расположенного в подножье горы Яш-кузташ. Эти озера разделены меж собой твердой перемычкой известняка. Известно, что сильнее воды на свете ничего нет. И там, в теснине озера, она веками трудится, пробивая себе путь на волю. Найдя в разделяющей перемычке небольшие тектонические трещинки, она из века в век стала их разрушать, тем самым освобождая подземное озеро от постоянно поступающего сверху столба воды далеких ручьев Агуй и Атыш.
Существуют законы гидродинамики – той части науки, которая изучает движение жидкостей и воздействия их на обтекаемые ими твердые тела. Есть и такое понятие, как базис эрозии, то есть предел, до которого возможно вертикальное разрушение горных пород вызванных водой. В данном случае речь идет о пределе глубины разрушения тектонической трещины, по которой поступает вода к водопаду и в подземное озеро. Этим пределом служит уровень воды в реке Лемеза. Поэтому вода, поступающая под давлением вниз по тектонической трещине в теле горы Яш–кузташ, вынуждена там искать себе выходы. Находит их, образуя Атышскую и Сифонную пещеры. Так продолжается и до сих пор. Исследования расхода воды ручья Атыш, вытекающей из этого озера в летний период со среднегодовым количеством выпадающих осадков, были проведены независимо друг от друга мною и Ю.В.Соколовым. Результаты оказались однозначными. Ручей ежеминутно уносит в Лемезу около 4-5 кубометров воды. Причем большинство ее в озеро попадает не по водопадным струям и трещинам в перемычке, а со дна.
Но, как оказалось, вода формирует и другие выводящие каналы. Свидетельство этому многочисленные родники, бьющие вдоль всего подножья горы Яш-кузташ и заиленные полости небольших, формирующихся пещер, расположенных вдоль ручья Атыш, в подножье горы.
Исходя из многовековой разрушающей силы воды, направленной на растворимые известняки и длительности протекающих эрозионных процессов, можно с уверенностью предположить, что через несколько сотен лет водопад будет функционировать лишь весной. Затем он исчезнет т.к. сам «съест» свой четырехметровый уступ, с которого льются его струи, доставляя тем самым истинное наслаждение любителям природы.
Мы открыли лишь первую страницу подземной жизни водопада. Пройдемся теперь на восток вдоль подошвенной части горы Яш–кузташ, чтобы открыть следующую страницу истории формирования карстовой системы водопада в горе Яш-кузташ и того, что там происходило миллионы лет назад.

Марушин Вадим Александрович